18 - нравится
1 - не нравится
94,7%
Сатирикон

Сатирикон (1969)

Fellini - Satyricon

Грандиозная мистерия, воссоздающая на экране фантастический мир Римской Империи времен упадка. Фантасмагория Древнего Рима и герои фильма поразительно напоминают сегодняшнее общество и наших современников: наркотики, сексуальные отношения всех видов и мастей, стремление к «полной свободе».


   

Смотреть онлайн

Смотрите также

Актеры


Все актеры ... »

Скачать бесплатно

Найти в Yandex » Найти в Google »

Отзывы

Отзывов: 2
Betelgeize • 17.02.2020 в 00:28 • Положительный

фантасмагорично оживлена история Древнего Рима- времена Нерона. Мозаичная канва, почти в жанре комиксов, гениально разработанные и снятые отдельные куски, заоблачная эстетика и архитектоника кадра, но в целом фильм устарел по динамике , навороты скучны, цирк Феллинни не тронул , не пересмотрю , опоздала с просмотром, античные шедевры Пазолини больше по душе.

dnipro19 • 21.04.2019 в 01:04 • Положительный
“Сатирикон”/”Fellini – Satyricon”/” Сатирикон Феллини”/” Degenerates”/ “TheFellini – Satyricon”/”Satyricon»,… и cлоган «Rome. Before Christ. After Fellini»/ “Рим. До Христа. После Феллини”

…Фильм называется "Сатирикон Феллини", а не просто "Сатирикон", потому, что на год раньше был снят просто "Сатирикон" итальянца Джана Луиджи Полидоро. Феллини пытался перекупить название, но безуспешно...И потому права на распространение картины в США и Европе были выкуплены американской кинокомпанией United Artists, с целью помешать кинофильму появиться в кинотеатрах раньше «Сатирикона Феллини», создание которого сама же United Artists и финансировала. Только спустя три года United Artists выпустила фильм Полидоро в прокат под названием «Выродки»/"The Degenerates". В итоге Полидоро получил от United Artists более миллиона долларов, как компенсацию, чтобы он не выкатывал своего "Сатирикона" на рынок до выпуска "Сатирикона Феллини"….Когда у самого Феллини спросили, почему в главных ролях его фильма задействованы только иностранные актеры, он заметил, что это потому, что в Италии гомосексуалистов нет... Роман Петрония увидел свет в I веке н э , и был высоко оценен, несмотря на то, что представлял собой лишь обрывки непристойных сцен, из-за уничтожения сексуального табу. Древний Рим показывается как территория раскованности, вседозволенности, неприличной, а потому фантастической сексуальной свободы. Молодые красивые мужчины соперничают из-за подростков, продаются старикам, женщины исключены из мужской жизни, а потому воспринимаются либо как шлюхи, либо как жрицы, — одинаково малопонятные, потусторонние существа. Поэты Серебряного века в России были в полном в восторге от бесстыдной, насмешливой, народной, грубой, издевательской и отчасти похабной прозы Петрония. Такая честность выглядела как минимум свежо... Феллини реконструирует с удивительной, почти конгениальной убедительностью атмосферу заката культуры Римской империи в период 50—60-х н.э основе дошедших отрывков из романа Петрония Арбитра. И эта «римская фреска» режиссёра выражает его страх и отчаяние по поводу судеб современной ему цивилизации и культуры…В «Сатириконе» сильнее всего проявилась также и феллиниевская мания восхищать неповторимыми впечатлениями от отдельных сцен и даже образов порой ценой потери сюжетной стройности и целостности. Как будто законы самого способа художественного мышления Федерико Феллини требовали от него обращения к фрагментарной, расколотой на куски мозаике «Сатирикона».......Дело здесь и в том, что гомоэротические фильмы вызывают глубинное раздражение, даже ревность, потому что женоподобные красавцы воспринимаются как соперники, которых необходимо побеждать. Содружество мужчин, которые спят друг с другом, вытесняет женщину на обочину, а потому эстетика мальчишеского секса, в котором встречающиеся женщины нужны лишь ради разнообразия, тогда как конфликт лежит в других слоях, не предлагает достаточно материала для осмысления. Это чуждая культура, потому что вместо женщины-мальчика, умной и дерзкой, древние сами создали нечто, не способное вызывать интеллектуального вожделения, а затем заменили женщин гибкими и хитрыми мальчишечками. Мальчики эти ,были обворожительны, но так же и гадки, потому что они никто иные, как узурпаторы. И смотреть про приключения узурпаторов, гримируя это восклицаниями о прекрасных декорациях и создании мифа, — значит, полагаю, солгать…Распад Величайшей Римской Империи... Эпоха похоти, разврата, дурных манер и привычек... Все это приходится испытать и испробовать на вкус двум действующим лицам фильма "Сатирикон" в режиссуре великого Федерико . Уникальным фильм является благодаря отсутствию четкой линии сюжета. Феллини пожелал изобразить все самые гнусные, но такие запретные и оттого интересные, грехи человеческие в проекции Древнего Мира…Двое друзей, находясь в цветущем возрасте, когда "все можется и безумно хочется" становятся странниками, которые ищут себя в этой жизни. Наркотики, бесконечные оргии, чревоугодие, страсть и ненависть - все это приходится невольно испытать на себе…Огромное удовольствие приносят местные пейзажи, искусство и терзания души романтичного художника от оператора Джузеппе Ротунно. Картина Феллини напоминает старую фреску, которая успела побывать в разных странствиях и вернуться с неким ветхим, благородным напылением. Кроме того, режиссер, демонстрируя в картине жизнь с самых ее запретных сторон, оставляет за собой право оставить историю недосказанной. В этом и есть весь итальянский гротеск!... Это что-то великолепное. Что-то потрясающе-гениальное. Хотя ни пересказать сюжет или квази-сюжет, ни логически обосновать причины своего восхищения практически не могу. Логика применительно к феллиниевскому «Сатирикону» - понятие совершенно чуждое и даже глупое. Какая к чёрту логика, какая последовательность, какой сюжет – это произведение (не менее) в десятки тысяч раз выше всех этих условно-киношных понятий. Потрясающий калейдоскоп, лишённый начала, лишённый конца и обделённый цементирующим ядром. Великий Художник построил целый мир и оживил его своей безграничной фантазией, безбашенность которой ограничивается лишь теми рамками, которые придумал для неё её же создатель. Однако эти рамки – шире, чем вся Вселенная. Его – Феллини – Вселенная в рамках данного творения – это не просто некий эфемерно-условный Древний Рим, точнее, Рим, зависший между древностью и средневековьем, это по большому счёту обобщённо-неопределённая реальность или псевдореальность, в рамках которой ни что не имеет смысла и ни что не имеет ценности. Она существует во имя пустоты. Её герои – порождение этой пустоты и её будущие жертвы. Их жизнь-существование определяется флюгерным направлением их первобытных инстинктов. Она – жизнь – также не имеет никакого смысла.. Это что-то типа того, когда художник как бы бездумно набрасывает на своё полотно неконтролируемый поток красок. Да, это чистый сюрреализм в кино. Низменные, часто бессмысленные и сбивчиво-алогичные страсти героев – тому подтверждение. Можно сказать, что Феллини поставил на вид изначально морально-нравственно-ущербных персонажей и гиперболизировал их отрицательные качества, придал им характер всемирности и всемерности – можно и так. А можно и не так. Изумленный зритель видит располневших и потерявших ощущение реальности аристократов, погрязших в самозабвенном разврате и, такое чувство, ради него живущих, и добровольно-торжественно умирающих по мере пресыщения «прелестями существования»; видит бесконечное количество разукрашенных и размалёванных во всех мыслимых и немыслимых оттенках девиц известно какого поведения, готовых лечь хоть под одного, хоть под другого, хоть друг под друга, хоть под ребёнка, хоть под старика, хоть под человека, хоть под животное, хоть под всех одновременно. Справедливости ради надо сказать, что, в принципе, существенной разницы между человеком и животным здесь не наблюдается. На некоторую историчность, на привязанность хоть к какой-то действительности происходящего – действительности последних десятилетий существования тонущего в грязи пороков античного общества, – напоминает небольшая сценка с кроваво-обыденной расправой над каким-то малолетним императором. И ещё: в самом конце главный герой впервые наконец сказал что-то вполне осмысленное, выдав тревожно-безысходную констатацию о неумолимо грядущих переменах в Римском государстве – переменах «нехороших». Звуковым же фоном всего фильма, помимо соответствующих времени (или типа того) музыкальных мелодий, являются чей-то постоянный истерично - безумный хохот и – самое главное – ветер. Тяжёлые завывания ветра становятся невыносимо-давящими примерно начиная с середины фильма, и затем сопровождают его героев до самого финала. Мне этот навязчивый ветер, с одинаково размеренной силой слышимый вне зависимости от того, в каком помещении или вне его находятся персонажи, кажется доказательством пустоты этого позднеримского мира и пустоты душ его жителей. Как и предвестником его неотвратимо-близкого заката… А еще. Феллини в своем фильме находил аналогии с современным обществом: “ Мне было невозможно игнорировать очевидную аналогию между римским обществом, описанным Петронием – коррумпированным, распутным, циничным – и обществом современным.» ....Понятно, Европа еще во времена великого итальянца загнивала. Но непонятно, , почему Партия и Правительство не использовали «Сатирикон Феллини” для наглядного показа процесса загнивания западного общества советским гражданам.... Фраза из фильма, мне запомнившаяся : “Лучше потерять мертвого мужа, чем живого любовника”...Мировой прокат этого фильма по «загнивающему ” миру капитализма охватил 24 страны (до СССР/ России почти за полвека картина так и не добралась); REKOMEHДУЮ, но с большой осторожностью и очень подготовленному зрителю...


Для добавления отзывов, необходимо зарегистрироваться и войти на сайт.